Контактная информация:

115095, г. Москва, ул. Малая Ордынка, дом 13, стр.3, оф.207

телефон для связи:

8 (499) 755-96-46
8 (903) 726-31-13

  • пн-пт: с 10:00 до 18:00
Адвокатский кабинет

База данных как объект правовой охраны в России

Какое же основное отличие базы данных, охраняемой смежным правом, от охраняемой авторским правом? Традиционно в законодательстве для объектов авторского права существовали два основных критерия охраноспособности, а именно: они должны быть результатами творческой деятельности, подтверждением чего является их оригинальность, и существовать в объективной форме. Хотя, похоже, что разработчики четвертой части ГК РФ "выплеснули и этого ребенка" из законодательства, а потому эти критерии теперь будут существовать только в теории. Правда, мне могут возразить, сославшись на то, что в ст. 1257 ГК РФ говорится о творческом труде автора при создании произведений. Однако такая косвенная норма не дает, на мой взгляд, оснований относить ее к критериям охраноспособности объектов авторского права.

В ст. 1225 ГК РФ имеется также упоминание о том, что база данных - это результат интеллектуальной деятельности, а результат интеллектуальной деятельности и результат творческой деятельности - это суть тождественные понятия. Однако далеко не всякая мыслительная деятельность является творческой. Например, составление тех же баз данных, охраняемых смежным правом, явно нельзя отнести к категории творческой деятельности, так как в основном это достаточно рутинный труд по собиранию и обработке
разрозненных материалов (информации), связанных и систематизированных по какому-то назначению. Этот же вывод делается в большинстве комментариев четвертой части ГК.

В заключение напрашивается вывод, что было бы логичнее и разумнее, если бы законодатель разделил рассматриваемые объекты, назвав базу данных, охраняемую смежным правом, как-то иначе, например, смежной (сборной, составной). Тогда и Роспатенту не пришлось бы нарушать закон, так как базы данных с особым определением автоматически отсеивались бы при регистрации. Однако нельзя отрицать возможность варианта, при котором некая база данных благодаря своей оригинальности и трудоемкости будет
одновременно подпадать под юрисдикцию как авторского, так и смежного права. Но это все-таки частный случай, при котором один объект должен будет иметь два наименования и подпадать под два исключительных права, что не противоречит законодательству. Подобное иногда имеет место в патентном праве, когда на одно техническое решение получают два патента - как на изобретение и как на полезную модель (не буду вдаваться в правомерность этого).

Можно еще добавить, что необходимость введения практически нового института охраны в большинстве комментариев связывается с директивой Европейского Союза от 11 марта 1996 г. "О юридической охране баз данных". Однако согласно этой директиве охрана таких баз данных должна осуществляться не авторским и не смежным правом. Это должно быть право особого рода - sui generis, цель которого - защита инвестиций, вложенных в создание базы данных, что, по сути, является попыткой защитить права
изготовителя базы данных от возможности использования совокупности собранных им данных в аналогичной базе данных, пусть даже и с иной структурой, то есть повторного использования содержания базы данных. Однако нельзя не учитывать, что это будет противоречить нормам авторского права, так как в соответствии с п. 6 ст. 1260 ГК авторское право создателя базы данных не служит препятствием для создания иными лицами новых баз данных путем иного подбора или расположения тех же материалов. При этом при наличии открытых электронных первичных источников данных доказать ответственность за нарушение таких прав в рамках авторского, да и смежного права представляется крайне затруднительным. Поэтому, видимо, правы многие комментаторы четвертой части ГК РФ, говоря, что достижение этой цели в российском законодательстве было бы более перспективно за счет усиления охраны от недобросовестной конкуренции введением соответствующих статей об охране баз данных.